(4712) 32-65-65

Договоренность основных экспортеров нефти о снижении добычи, послание президента Федеральному Собранию, беспрецедентная волатильность на китайских товарных биржах — такими оказались основные события прошедшей недели, способные оказать влияние на российский рынок стальной продукции — в ближайшей перспективе или в долгосрочном плане.

На встрече, состоявшейся 30 ноября, страны ОПЕК согласились уменьшить объемы нефтедобычи на 1,2 млн. баррелей в день, установив для организации квоту в 32,5 млн. баррелей, а независимые экспортеры добавят к этому (вернее, убавят) еще 0,6 млн. баррелей в день. Причем, основные усилия для достижения сбалансированности предпримут лидеры — Саудовская Аравия и Россия, пообещавшие сократить производство соответственно на 500 тыс. и 300 тыс. баррелей в день.

Благодаря этому событию биржевые котировки на нефть «брент» за два дня поднялись более чем на 16% и превысили отметку $53 за баррель — впервые с июля прошлого года. Впрочем, праздновать и трубить в фанфары еще рано. В этом году нефтяные цены уже дважды прорывались за рубеж $50 за баррель — в начале июня и в начале октября, и оба раза соскальзывали вниз. Основная проблема мирового рынка нефти заключается не столько в избытке предложения, сколько в недостаточном спросе в западных странах и в Китае, а здесь и ОПЕК, и Россия мало в чем могут помочь. Кроме того, еще в сентябре-октябре в США снова начала расти добыча нефти, так что достижение равновесия в мировом масштабе, скорее всего, произойдет еще не скоро.

Вообще, реально оценить обстановку в нефтяном секторе можно будет только в начале января, когда придут статистические данные за декабрь. Тогда и станет ясно, действительно ли добыча нефти сократилась хоть в какой-то мере, либо заявления, прозвучавшие 30 ноября, были одним лишь сотрясанием воздуха. При благоприятном исходе нефть таки может закрепиться в интервале $50-60 за баррель, что, безусловно, станет положительным сигналом для российской экономики, а может, и той гранью, что отделяет рост от спада. Но если за словами не последует дел, котировки могут снова круто пойти на снижение и даже опуститься до менее $40 за баррель. Причем, последний вариант никак нельзя назвать совсем уж маловероятным.

Возможно, именно по этой причине в Центробанке РФ по-прежнему усиленно дуют на воду и отказываются от малейшей ослаблении контроля над денежной политикой. Так, глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что главной задачей данного учреждения остается обеспечение стабильности курса рубля даже в условиях резкого падения нефтяных цен, и пообещала понизить ключевую ставку не ранее первого-второго кварталов 2017 года. По ее мнению, в России еще слишком велики инфляционные ожидания.

Правда, следует отметить, что одной из причин наличия таковых ожиданий, возможно, как раз и является завышенная ключевая ставка Центробанка РФ, до сих пор находящаяся на уровне 10%, тогда как инфляцию удалось сбить до менее 6%, а на будущий год, в чем уверены члены правительства и даже сам президент, она снизится до 4%. И что здесь является причиной, а что следствием, - не философская беседа о курице и яйце, а самая что ни на есть практическая задача.

Равно как и правильная интерпретация данных Центробанка о снижении объемов корпоративного кредитования в текущем году — на 6,5% по сравнению с показателями аналогичного периода годичной давности по итогам первых десяти месяцев 2016 года. Что здесь первично, а что вторично — предоставление займов компаниям сократилось из-за экономического спада и снижения деловой активности или, наоборот, деловая активность снизилась из-за дороговизны финансирования и его меньшей доступности?

Как представляется, первопричин здесь было все-таки две. Во-первых, это действительно завышенные процентные ставки, заставляющие компании больше ориентироваться на собственные средства и создавать запасы на черный день, вместо того чтобы пускать средства на развитие. А, во-вторых, падение совокупного спроса со стороны государства и населения, которые в последние два года лишились весомой части доходов и были вынуждены затянуть пояса. Поэтому, кстати, если экспортеры нефти сумеют хотя бы частично воплотить свои планы в жизнь, а вице-премьер Игорь Шувалов не ошибся насчет прекращения падения доходов населения, российская экономика в ближайшие месяцы может таки реально перейти к росту.

О более долгосрочных перспективах рассказал президент в своем ежегодном послании Федеральному Собранию. В соответствии с его поручением, в правительстве до мая обязаны разработать предметный план действий по структурной перестройке российской экономики, рассчитанный до 2025 года. Реализация этого плана должна к 2019-2020 годам обеспечить темпы роста российского ВВП выше среднемировых. Причем, разработчиками этой программы должны стать не только правительственные эксперты, которым подобная задача была поставлена еще в 2014 году и которую они в целом не выполнили, но и ведущие деловые объединения. Таким образом, у отечественного реального сектора есть возможность, как минимум, сказать, каким он хочет видеть российскую экономику через 5-8 лет.

Контуры такой экономики, в принципе, были очерчены в послании президента. Так, в нем очень большое внимание уделялось вопросам здравоохранения, образования и научно-технического развития — одним словом, тому, что в экономической литературе называют «человеческим капиталом». И это, без сомнения, глубоко правильно.

Мировая экономика сейчас достигла такого этапа, что залогом процветания любой страны становятся ее людские ресурсы — квалифицированные специалисты, инженеры и конструкторы, ученые, организаторы, которые все одновременно являются ответственными и неравнодушными гражданами, ведущими здоровый образ жизни. И для обеспечения такого высокого качества «человеческого капитала» требуется создание соответствующей среды обитания — мощной социальной инфраструктуры, благоустроенных и приятных для жизни городов, общественного порядка, объективного и справедливого подхода к каждому члену общества. И поддержка солидарности, борьба с коррупцией и произволом, опора на активных граждан не менее, а то и более важны для обеспечения достойного будущего России, чем экономические преобразования.

О них, впрочем, было тоже сказано немало. В частности, по словам президента, в ближайшие годы Россию ожидает свой вариант стимулирования экономики за счет инвестиций в инфраструктуру. В послании провозглашен запуск двухлетней программы модернизации дорожной сети. В 2017 году будет выделено 20 млрд. руб. на благоустройство городов. Объявлена «большая уборка» с ликвидацией свалок и заброшенных территорий. Очевидно, не останется без внимания государства и жилищное строительство.

Безусловно, внимания заслуживает и сообщение президента об увеличении объемов производства гражданской продукции на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. В 2030 году на ее долю должно приходиться не менее 50% выпуска. Причем понятно, что речь идет не о «конверсии» образца конца 80-х — начала 90-х по принципу «кастрюли вместо ракет». Оборонные заводы — это наиболее качественное оборудование, наиболее квалифицированные специалисты и наилучшие инженерные кадры в российской промышленности. А расширение производства современных потребительских товаров — сегодня один из главных потенциальных источников импортозамещения и драйверов роста для российской экономики.

Будет продолжаться развитие российского сельского хозяйства. Здесь уже получены весьма обнадеживающие результаты, и есть широкие возможности для дальнейшего совершенствования. Очевидно, на роль нового «локомотива» будет пробоваться ИТ-сектор, а информационно-коммуникационные технологии будут все шире проникать в повседневную деятельность реальной экономики. Наконец, без сомнения, в ближайшие годы будет усиливаться поддержка несырьевого экспорта, что позволит российским компаниям компенсировать относительную узость внутреннего рынка. Расширить же его можно за счет выстраивания международных интеграционных объединений, развития взаимовыгодного сотрудничества с ближними и дальними соседями.

Таким образом, перспективы для российской металлургической промышленности на 2017 год выглядят достаточно обнадеживающими. По крайней мере, если удастся хотя бы остановить спад в строительном секторе, потребление стальной продукции возобновит рост. Будет расширяться спрос на прокат из специальных марок стали для машиностроения, так что, возможно, новым популярным направлением станет малотоннажная спецметаллургия, нацеленная на получение высокоспециализированной продукции.

Тем временем, начало декабря обернулось на российском рынке проката новым повышением. Металлургические компании подняли отпускные цены на всю линейку сортового и листового проката, причем, увеличение по сравнению с ноябрьскими контрактами составило порядка 2-4 тыс. руб. за т. Вслед за производителями поднимать котировки вынуждены и дистрибьюторы. Конечно, в условиях сезонного спада потребления это совсем не просто, но, по крайней мере, видимый спрос не обнулился, продажи идут.

В то же время, приходится признавать, что источником данного роста цен в России всецело является мировой рынок. Пресловутый экспортный паритет стал в последние месяцы альфой и омегой для отечественных металлургов — по крайней мере там, где речь идет о подъеме. Вот спад отрабатывается не так быстро. Поэтому существенная понижательная коррекция заводских цен в январе выглядит пока не слишком вероятной, что бы ни происходило за границей.

А за границей между тем рынки, можно сказать, идут вразнос. В последнюю неделю на китайских товарных биржах под воздействием спекулянтов происходили просто беспрецедентные колебания котировок. Если в первой половине ноября там прослеживался недельный цикл подъемов и спусков, то в конце месяца смена знака происходила чуть ли не каждый день. Вчера арматура, например, могла подорожать на 8%, а на следующий день упасть на 5% или наоборот. Средний уровень цен при этом в принципе оставался довольно высоким, однако дальнейшего роста уже не происходит. По-видимому, влияние резкого подорожания металлургического сырья в четвертом квартале на стоимость стальной продукции начинает спадать.

Китайские экспортеры буквально последним рывком дотянулись до отметок $500 за т FOB для горячекатаного проката и $400 за т FOB для заготовки. Но эти предложения пока слабо подкреплены реальными сделками. Если на бирже в ближайшие дни не прекратится свистопляска, цены, скорее всего, пойдут вниз. Сломался механизм подъема и на турецком внутреннем рынке несмотря на достаточно солидное реальное потребление. Падение турецкой лиры по отношению к доллару более чем на 11% за месяц привело к снижению видимого спроса на прокат и в конце концов заставило местных металлургов прекратить гонку цен с валютными курсами. В конце ноября прокат в Турции перестал расти в дешевеющих лирах и понизился в долларовом эквиваленте. Это оказывает серьезное давление на стоимость российских полуфабрикатов и горячекатаного проката.

Конечно, еще остается Евросоюз, где внутренние котировки на стальную продукцию просто летят вверх. Но основной причиной этого скачка является относительная оторванность регионального рынка от мирового вследствие запуска антидемпинговых расследований. Пройдет еще несколько недель, кризис на европейском рынке проката ослабнет, дефицит погасится, и цены, очевидно, пойдут вниз. По крайней мере, из имеющихся причин напрашиваются именно такие следствия.

Металлопрокат

Наша компания предлагает самый широкий выбор металлопроката. Экологической безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас уже сегодня безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас уже сегодня.

Транспортные услуги

Доставка груза предлагает самый широкий выбор металлопроката. Экологической безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас . Эколог безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас .

Трансляции

Наши видеокамеры