(4712) 32-65-65

Неожиданно! Так можно охарактеризовать итоги британского референдума о выходе из ЕС. Конечно, это не означает немедленное отделение Великобритании от Евросоюза. По некоторым оценкам, только согласовательные процедуры с Брюсселем могут занять до двух лет. Однако событие, в которое мало, кто всерьез верил, произошло. И это будет иметь последствия для мирового рынка стали.

В краткосрочной перспективе они, скорее всего, будут отрицательными. Brexit вызвал рекордное падение курса фунта стерлингов по отношению к доллару с 1985 года, подешевело евро, зато подскочила японская иена. Ведущие азиатские и европейские биржи отреагировали на результаты голосования падением, точно так же пошли вниз нефтяные котировки. Все это может создать давление и на рынок стальной продукции, которая в последнюю неделю и так, в основном, опускалась.

Во второй половине июня некоторое подорожание китайского проката на внешних рынках снова сменилось удешевлением. Цены на горячекатаные рулоны китайского производства опустились, в среднем, до менее $330 за т FOB. Спад наметился и на ближневосточном рынке, где параллельно пошли вниз турецкая арматура, заготовка из Китая и СНГ и поставляемый в Турцию металлолом. Пришлось снова пойти на уступки и российским экспортерам стальной продукции. В ЕС под влиянием подешевевшего металлолома резко упал в цене сортовой прокат, а сейчас, похоже, намечается ослабление листового.

Поскольку нет никаких свидетельств о новом увеличении избыточного производства стали в Китае и какой-то экстраординарной агрессивности китайских экспортеров, основной причиной понижения следует считать уменьшение видимого спроса. Для этого, безусловно, есть и объективные причины. В мусульманских странах все еще продолжается Рамадан, да и после его завершения в начале июля существенного роста потребления проката, скорее всего, не произойдет. В условиях относительно низких цен на нефть, балансирующих у отметки $50 за баррель, нефтедобывающим государствам приходится продолжать очень сдержанную финансовую политику. В Восточной Азии сейчас дождливый сезон, который закончится только в сентябре. Европейские страны готовятся к скорому наступлению сезона летних отпусков, а региональная экономика никак не может выйти из депрессии.

Но, пожалуй, наибольшее влияние на рынок сейчас оказывают не объективные показатели (все равно статистика всегда на какое-то время запаздывает), а психология. Спрос на прокат всецело зависит от государственных, корпоративных и частных инвестиций в товары длительного пользования — недвижимость, автомобили, промышленное оборудование, даже инфраструктуру. А для таких достаточно долгосрочных вложений средств важны, прежде всего, уверенность в будущем, предсказуемость, стабильность.

В этом отношении британский референдум действительно наносит серьезный удар по рынку. Сейчас невозможно предсказать, к чему он может привести. Это первый пример выхода какой-либо страны из Евросоюза, поэтому все процедуры надо будет проводить впервые и искать решения проблем, которые ранее вообще не вставали на повестке дня. Очень много зависит от того, как быстро и о чем именно договорятся Лондон и Брюссель. В какой степени сохранится взаимопроникновение британской и континентальной экономик, претерпит ли какие-либо изменения режим свободной торговли между Великобританией и оставшимся ЕС, будет ли теперь как-то ограничиваться межграничное движение капиталов?

Наконец, немаловажно, какую экономическую политику будут проводить новые британские власти (отставка премьер-министра Дэвида Кэмерона наверняка вызовет их переформатирование). Характерно, что на референдуме провинция проголосовала против космополитичного Лондона, а промышленники и аграрии против банкиров. Британская металлургическая ассоциация UK Steel уже выступила с заявлением, в котором призвала правительство страны принять реальные меры поддержки национальной сталелитейной отрасли, что ранее прямо запрещалось Брюсселем, а также перейти к протекционистской политике по отношению к импорту стальной продукции. Именно за это противопоставление национальных интересов общеевропейской брюссельской бюрократии фактически и голосовали сторонники Brexit.

После такого исхода британского референдума задаешься вопросом: а вдруг на президентских выборах в США в ноябре победит Трамп, который в своих предвыборных выступлениях продвигает примерно такую же экономическую программу, что и сторонники британской независимости от Евросоюза?! Ее основными элементами являются возвращение производственных мощностей в США, широкомасштабное создание рабочих мест в промышленности и... жесткая протекционистская политика по отношению к Китаю, Мексике и другим странам с дешевой рабочей силой.

На самом деле это действительно очень важно. Основным содержанием глобализации 90-2000-х годов было перенесение промышленных предприятий из западных стран в Китай и прочие государства «третьего мира». Это принесло баснословные прибыли и резкое усиление политического влияния ведущим американским и европейским корпорациям, сумевшим за счет этого резко снизить себестоимость производства. Однако сейчас эта система больше не работает. Период экстенсивного роста завершился, поскольку исчезли возможности для дальнейшей экспансии. Попытка стимулировать экономику за счет кредитов, как перед кризисом 2008 года, программ QE, нулевых ставок и прочих монетарных ухищрений ни к чему не привела. А вот повторная индустриализация западных стран, инвестиции в возвращение в Европу и Америку производственных мощностей могут стать основой для нового роста за счет восстановления потребительского рынка и повышения градуса общественного оптимизма.

Кстати, главным пострадавшим в случае реализации подобной стратегии оказывается Китай, который в последнее время предпринимает титанические усилия по поиску новых источников роста взамен сужающегося экспорта промышленных товаров в западные страны. Между прочим, ставка на раскручивание строительной отрасли — для начала — в целом сыграла. Согласно последним данным китайской статистики, цены на недвижимость в стране идут вверх, строители получили рост заказов, а стоимость арматуры на китайском внутреннем рынке опять несколько подросла. Если эта тенденция получит развитие, результатом может стать новая стабилизация китайских экспортных котировок, а то и их повышение ближе к осени.

Здесь немалое значение принимает визит президента Владимира Путина в Китай. Важными его составляющими должны стать укрепление экономического сотрудничества и ускорение запуска совместных проектов. Еще в 2014 году Китай объявил о намерении вложить сотни миллиардов долларов в реализацию тысяч проектов на Великом шелковом пути, но воплощение в жизнь этой стратегии, действительно способной стать для Китая обеспечением устойчивого экономического роста на десятилетия, недопустимо затягивается. Хотя тут, безусловно, негативную роль играют весьма специфическая деловая культура китайцев и их неопытность в запуске крупных проектов за рубежом (точнее, такой опыт есть, но накоплен он, в основном, в африканских странах).

По этой причине российские компании и государство в целом не спешат с реализацией крупных совместных инвестиционных проектов с китайцами, хотя теоретически польза от них была бы велика. Инвестиции в промышленность и сельское хозяйство в последнее время постоянно провозглашаются основными источниками экономического роста в России на ближайшие годы. Об этом постоянно говорит президент, об этом заявил премьер-министр Дмитрий Медведев на форуме партии «Единая Россия», который состоялся, что симптоматично, в Магнитогорске. Эпоха легких нефтегазовых доходов прошла и не вернется в обозримом будущем, это понимают уже все. Значит, российская экономика должна держаться на реальном несырьевом секторе.

В принципе, изменения в нужном направлении действительно происходят. Государство оказывает поддержку различным проектам через специализированные фонды и активно привлекает к этому важному делу Внешэкономбанк. По всей стране строятся новые заводы как отечественных, так и зарубежных компаний. О некотором оживлении инвестиционной активности свидетельствует, в частности, ситуация на отечественном рынке листового проката. Несмотря на ухудшение внешней конъюнктуры ведущие российские меткомбинаты вопреки ожиданиям не стали понижать отпускные цены в июле, хотя их уровень в рублевом эквиваленте является рекордным. Подешевела только толстолистовая сталь, стоимость которой в июне и в самом деле оказалась изрядно завышенной.

Причем, позиции производителей выглядят достаточно прочными: спрос на листовой прокат вполне устойчивый и, как минимум, не уступает прошлогодним показателям, а в некоторых сегментах и превосходит их. Дистрибьюторы еще в первой половине июня подняли спотовые цены и держат их на достаточно стабильном уровне. Удешевление же могло запустить процесс длительного спада наподобие того, что происходит сейчас в секторе арматуры, где спотовые котировки непрерывно понижаются больше месяца, а на повестке дня теперь стоит удешевление этой продукции на заводах.

Основные проблемы российского рынка во многом лежат в области все той же психологии. Близкие к нулевым темпы роста/спада ВВП и промышленного производства в значительной мере объясняются тем, что экономика переформатируется. Становятся лишними и ликвидируются мощности, невостребованные в рамках новой модели, в то время как сквозь них постепенно прорастает новое. Однако беда в том, что это новое пока не воспринимается как система. На первом плане по-прежнему находятся негативные аспекты. Не удается остановить снижение доходов населения, что тянет за собой вниз розничную торговлю, торгово-развлекательную недвижимость, жилищное строительство, автомобилестроение и другие отрасли. В обществе (и бизнес-сообществе) по-прежнему доминируют ощущения, что все плохо, никто ничего не строит и ни во что не вкладывает, правительство некомпетентно и воровато, Центробанк проводит откровенно вредительскую политику. И эти настроения сами по себе являются серьезной помехой восстановлению российской экономики.

Некоторые экономисты сравнивают нынешнюю ситуацию в России с депрессией 90-х годов в Японии. Страна Восходящего Солнца, заигравшаяся в спекуляции недвижимостью, получила в конце 80-х годов крах этого рынка, экономический спад, длившийся порядка 12 лет, и продолжающуюся до сих пор стагнацию. По большому счету, Япония от этого кризиса так и не оправилась.

Причем, трудно сказать, что делали неправильно японские власти, которые, казалось, перепробовали все. Практически нулевые процентные ставки. Снижение налогов для корпораций и частных лиц. Государственные инвестиции в инфраструктуру за счет продажи гособлигаций на сотни триллионов иен Банку Японии. Поддержка проблемных компаний и банков, а затем их санация с очисткой банковских балансов от проблемных активов. Либерализация рынка труда и создание благоприятного инвестиционного климата. И все равно ничего не помогало. Японцы, получая вычеты из налогов, откладывали деньги на «черный день» вместо того, чтобы их тратить, а корпорации и банки с очень большой неохотой вкладывали средства в реальный сектор национальной экономики. Характерно, что в Японии за последние четверть века не было построено ни одного металлургического завода.

Точно так же и в России экономика пойдет на подъем, когда большинство участников рынка поверят, что худшие времена действительно остались позади, а дальше обязательно станет лучше. Безусловно, сигналы об этом могут придти извне, например, в виде подорожания нефти до $60-70 за баррель или ослабления режима санкций, но в любом деле лучше опираться на внутренние ресурсы. В Китае в подобной обстановке хватило заявлений премьер-министра и главы Национальной комиссии по развитию и реформам о старте нового курса на стимулирование экономики, но российское правительство вряд ли сможет повторить этот прием из-за недостаточного доверия к себе.

Поэтому, очевидно, придется терпеливо ждать, когда создание новых мощностей, наконец, превысит вывод из строя старых, доходы населения перестанут сокращаться, Центробанк понизит ставку до однозначного значения, а Росстат сообщит об увеличении промышленного производства и ВВП. Вот только хватит ли одних статистических показателей, чтобы изменить негативные настроения и вернуть людям уверенность в будущем?! Пусть основой экономики всегда был, есть и будет реальный сектор, но не меньшую роль в жизни людей играет и нематериальная составляющая.

Все мы заждались побед, причем, не только на футбольном поле. Англичане, проголосовав за Brexit, как следует встряхнули сонное европейское болото. Интересно, что может по-настоящему встряхнуть болото российской экономики?!

Металлопрокат

Наша компания предлагает самый широкий выбор металлопроката. Экологической безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас уже сегодня безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас уже сегодня.

Транспортные услуги

Доставка груза предлагает самый широкий выбор металлопроката. Экологической безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас . Эколог безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас .

Трансляции

Наши видеокамеры