(4712) 32-65-65

Последняя неделя выдалась очень богатой на события и заявления. В Петербурге был проведен ПМЭФ — очень представительный международный экономический форум, на котором выступил президент Владимир Путин. Ранее свои соображения по текущей ситуации и перспективной экономической политике изложили в СМИ первый заместитель председателя Банка России Ксения Юдаева и бизнес-омбудсмен Борис Титов. За последние дни было также сделано несколько немаловажных заявлений по поддержке ипотечного кредитования, процентным ставкам и промышленной политике. Это уже дает некоторое понимание тех координат, в которых находится в настоящее время экономика России, хотя на нее по-прежнему продолжает действовать мощный фактор неопределенности, находящийся вовне.

Так, нестабильная и неоднозначная ситуация сохраняется на мировом рынке стали. В Китае наступила летняя пауза, когда из-за жаркой и влажной погоды традиционно падает активность в строительном секторе, который на сегодняшний день является главным источником роста для национальной металлургической отрасли. Это привело к дальнейшему снижению видимого спроса на прокат в стране и способствовало повышению интереса китайских компаний к внешним рынкам. Котировки на китайскую стальную продукцию, в начале июня немного приподнявшиеся после более чем месячного спада, опять качнулись вниз.

Пока что движения цен на китайскую сталь происходят по принципу затухающего маятника. Резкий подъем в марте-апреле, затем не менее резкий обвал, краткосрочная положительная коррекция, за ней — небольшая отрицательная. Однако дальнейшим развитием событий могут стать как временная стабилизация, так и новый спад. Многое здесь будет зависеть от того, какую производственную и сбытовую политику будут проводить китайские металлурги в ближайшие недели. Пока сведения оттуда приходят более-менее обнадеживающие. Экспортеры слегка сбавили котировки, но обвала, безудержной игры на понижение, как это было в конце прошлого года, определенно нет. Производство стали в Китае, вроде бы, сокращается, так что есть вероятность избежать значительного избытка предложения.

Но и за пределами Китая нет особой ясности. Турецкие компании возобновили закупки заготовки и металлолома, а арматура на местном рынке пошла вверх. Однако при ее экспорте сохраняются негативные тенденции. В Европе в первой половине июня подешевел сортовой прокат, но поставщики листовой продукции чувствуют себя достаточно уверенно. Некоторые из них рассчитывают на рост в начале третьего квартала, но низкий видимый спрос препятствует подорожанию. По-видимому, в ближайшие месяц-два цены на мировом рынке стали не будут совершать резких колебаний, а ближе к осени основным фактором станет реальное состояние экономики Китая и западных стран.

На российском рынке в последнюю неделю предсказуемо продолжила опускаться арматура, стоимость которой на заводах, очевидно, должна понизиться в июле, а вот горячекатаный прокат на споте неожиданно подорожал, прибавив, в среднем, около 1 тыс. руб. за т по сравнению с началом текущего месяца. Эти действия дистрибьюторов, как правило, вызвали неприятие со стороны покупателей, которые стараются минимизировать текущие закупки, чтобы дождаться падения котировок в июле.

Правда, при этом на рынке формируется значительный отложенный спрос, который может замедлить будущее снижение. Тем более, что российские экспортеры листового проката, хотя и были вынуждены пойти на серьезные уступки в Турции, в целом сохранили более высокие котировки для европейского рынка. Правда, в Европе отечественным компаниям приходится работать под постоянной угрозой запуска нового антидемпингового расследования.

Ценовые скачки поневоле отодвинули на второй план процессы, которые происходят в экономике России. Здесь обстановка пока тоже выглядит достаточно противоречивой. С одной стороны, президент и Министерство экономического развития утверждают, что российская экономика практически преодолела спад и еще до конца текущего года вернется на путь роста. Как можно увидеть, в частности, и из материалов сайта «Металлоснабжение и сбыт», в различных отраслях промышленности запускаются и успешно реализуются крупные проекты, причем, отнюдь не только благодаря прямой поддержке государства. Так, например, очередным достижением отечественного судостроения стал состоявшийся 16 июня спуск на воду на Балтийском заводе самого крупного в мире атомного ледокола «Арктика».

Однако, с другой стороны, все эти события пока не воспринимаются, так сказать, в массе. В среде российского бизнеса по-прежнему преобладают неблагоприятные настроения и неопределенно-тревожные ожидания. Инвестиционная активность на среднем уровне остается относительно слабой. Многие компании жалуются на недостаток финансовых средств и плохую платежную дисциплину клиентов. Все копят на «черный день», и почти никто не хочет тратить. Этот депрессивный психологический климат можно считать одной из основных причин депрессии в отечественной экономике.

Чтобы изменить эти настроения, нужен, по-видимому, какой-то толчок. Возможно, им бы могло стать достаточно устойчивое и длительное повышение цен на нефть либо существенное укрепление рубля с гарантией его стабильности в будущем. Но и то, и другое пока малореально. Нефтяные котировки, превысив в начале июня отметку в $50 за баррель, снова опустились ниже этого уровня, а нынешний валютный курс, похоже, вполне устраивает правительство. И лучшее, что оно может сделать в этом направлении, так это удержать рубль от резких колебаний в ближайшие месяцы, постепенно приучив всех к новому долгосрочному соотношению.

Впрочем, от правительства по-прежнему ждут реальных мер, направленных на ускорение экономического роста. Нынешняя ситуация не нравится никому, все надеются на какие-либо перемены и сердятся от того, что их все нет и нет. В этом смысле немалый интерес представляет интервью Бориса Титова РИА «Новости», в котором главный защитник прав отечественных предпринимателей постарался сформулировать альтернативную экономическую политику. Ее основой является инвестиционное стимулирование промышленности за счет целевого льготного кредитования тысяч проектов частных компаний через Фонд развития промышленности и другие подобные структуры, которые еще предстоит создать. При этом, в качестве источника финансирования Борис Титов и его единомышленники предлагают использовать печатный станок, запустив отечественный аналог программы «количественного смягчения» объемом 1,5 трлн. руб., бенефициаром которой выступят не банки, как в США и ЕС, а непосредственно реальный сектор экономики.

В принципе, в этой программе можно найти немало привлекательных моментов. Прежде всего, главным дефицитом в российской промышленности является дефицит «длинных» инвестиционных денег, а завышенные процентные ставки препятствуют развитию инвестиционного процесса. Однако к построениям Бориса Титова хорошо подходит поговорка о том, что гладко бывает только на бумаге.

В них сразу же заметны, как минимум, две группы рисков. Во-первых, кто, как и по каким критериям будет отбирать те тысячи проектов, которым будет предоставляться финансирование? Фонд развития промышленности в 2015 году предоставил 19,1 млрд. руб. займов на поддержку проектов развития. В 2016 г., согласно данным, указанным на его веб-сайте, выделено пока только 1,7 млрд. руб. и 3,8 млрд. зарезервировано под уже одобренные заявки. Объем дополнительных (т. е. помимо средств Фонда) инвестиций в экономику оценивается в 50,9 млрд. руб.

Конечно, средства, которыми может распоряжаться Фонд развития промышленности, составляют в текущем году лишь 23,7 млрд. руб., но дело не только в этом. Каждая заявка достаточно скрупулезно оценивается, она должна отвечать ряду критериев, среди которых не последнее место занимает возвратность предоставляемых средств. Но при широкомасштабном стимулировании, за которое выступают Борис Титов и Столыпинский клуб, обеспечить должный контроль, особенно, в реальных российских условиях будет крайне проблематично. Интересно какая часть из эмиссиионных 1,5 трлн. руб. в итоге будет направлена на валютный рынок, создав сильное давление на рубль?!

Второе слабое место программы заключается в том, что для подавляющего большинства проектов модернизации необходимо приобретение импортного оборудования — ну, не слишком хорошо умеют у нас (пока) делать качественные станки и производственные линии. И решить эту проблему быстро невозможно в принципе. В результате выделяемые на проекты рубли все равно надо будет конвертировать в валюту для закупки за рубежом необходимой техники — с описанными выше последствиями.

С другой стороны, зацикленность Центробанка РФ и правительства на приоритетности борьбы с инфляцией тоже вызывает вопросы. Безусловно, минимизация инфляции, снижение ее до порядка 4% в долгосрочном периоде окажет положительное воздействие на экономику страны. Естественно, быть богатым и здоровым лучше, чем даже бедным и больным, с этим трудно спорить. Однако, по крайней мере, в последние два года главным составляющим инфляции в России было падение курса рубля, непосредственно задевшее всех участников отечественной экономики. Возможно, в ЦБ теперь надеются на то, что новых нефтяных шоков не произойдет, и рубль удастся держать на уровне 63-68 руб. за доллар неопределенно долго. Тогда, вероятно, да, к 2018-2019 годам инфляцию удастся понизить до искомых 4%, а ключевую процентную ставку — до 6-6,5%. Но основывать государственную экономическую политику на факторе, который Россия практически не контролирует, это как-то слишком ненадежно. В конце 2015 года мы на этом уже крепко обожглись. И кто знает, что будет дальше.

Правда, в России еще есть президент, который в последнюю неделю сделал ряд немаловажных заявлений экономического характера. Так, он предложил стимулировать жилищное строительство посредством развития жилищно-строительных кооперативов и создания рынка ценных бумаг, обеспеченных ипотечными кредитами, что позволит ускорить движение капитала в этой отрасли. В рамках ПМЭФ он заявил о том, что Россия намерена провести серьезное технологическое обновление промышленности и призвал иностранные компании активнее инвестировать в российскую экономику в обмен на долгосрочные преференции невзирая на все политические препоны. Сейчас в мире не так много возможностей для запуска крупных финансово привлекательных проектов, так что это вполне может и сработать.

Наконец, на том же ПМЭФ Владимир Путин сообщил о том, что в ближайшее время в России будет создан совет по стратегическому развитию во главе с президентом и премьер-министром, который займется ключевыми проектами, направленными на структурные изменения в экономике и социальной сфере страны. При этом, следует отметить, что отсутствие стратегического планирования еще с начала кризиса в 2014 году признавалось многими отечественными специалистами как один из главных пороков российской экономической политики. Развитие без цели и направления — это не развитие, а так, бултыхание. Если озвученную президентом инициативу удастся реализовать в полной мере и четко показать общественности и бизнесу, к чему должна и будет стремиться страна, это само по себе может стать достаточно мощным антикризисным инструментом.

Пока четких сигналов о возобновлении роста российской экономики нет. Но что-то там в тумане забрезжило. Может, это луч маяка?!

Текущие обзоры российского и мирового рынка стали и металлургического сырья читайте в разделе Аналитика.

Металлопрокат

Наша компания предлагает самый широкий выбор металлопроката. Экологической безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас уже сегодня безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас уже сегодня.

Транспортные услуги

Доставка груза предлагает самый широкий выбор металлопроката. Экологической безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас . Эколог безопасности, ресурсо-энергосбережения Любой металл вы можете купить у нас .

Трансляции

Наши видеокамеры